infanta_mia (infanta_mia) wrote,
infanta_mia
infanta_mia

Categories:
  • Mood:

Иль арабийа

Сегодня на работе все эти бедуины.

Огонь, пылающее мясо на шампурах, жара, люди, смех.

Мы носимся в мыле и пене, поминутно сталкиваясь спинами, локтями и всем остальным -

три поджаренных на оливковом масле бедуина и я.

Все вокруг горит и обжигает пальцы. Лезвия огромных ножей сверкают жирным потом, свистят точными, профессиональными движениями. Опять же, шампуры.

И тишина вдруг.

Нет никого в ресторанчике, только три бедуина и я.

Я им доверяю, но становится вдруг очень страшно,

будто сама ситуация обязывает нас четверых к чему то столь порочному,

что я и представить себе не могу, что сейчас будет.

Но ничего сверхестественного не происходит, просто сюр.

Это всего лишь сон наяву, обычное состояние любого фантазера.

Амир (старшой) говорит:

- Сколько раз я говорил тебе, собирай волосы в хвост на работе, - одновременно собирает мои волосы в хвост, совершенно не церемонясь. Да, грубо и бережно. Так, как он делает все остальное. И так же грубо и бережно за этот хвост пригбает меня к прилавку, к разделочной доске, на которой перед моим носом урчит восхитительный стейк, сию минуту снятый с гриля.

Так он и держит меня дальше, прижав грудью к прилавку и притянув за волосы голову повыше и назад, пока Мухаммад, смущаясь немного всего этого, все же стаскивает с меня джинсы ниже колен и, опустившись на корточки, чуть похлопывает по ляжкам, показывая, что нужно ножки раздвинуть в границах мешающих джинсов. Поднимается, два пальца его проскальзывают между ножек, между губок, одним отточеным движением - так они пробуют на вкус то, что очень острое - и после этого быстрого движения он облизывает эти свои пальцы, улыбается и говорит "Айуа". Снова снимает мазок теми же пальцами, обходит меня справа, положив левую ладонь на попу. Подносит пальцы к моим губам, улыбаясь, говорит:

- Ильхас.

Я послушная. Пробую свою терпкую похоть так, как пробуют вино. Мне некуда торопиться.

- Таеб, - улыбаюсь в ответ на его улыбку, - Шукран.

Если честно, я улыбаюсь и вобще прусь нипадецки от всего этого только потому, что мне так спокойно в руках Амира. Он меня называет Дочкой - йа бинти, и я всегда прихожу к нему днем с кофе (я точно знаю, как он любит) и мы курим аж две подряд сигареты. Я сижу на табуретке в углу и смотрю, как он разделывает мясо огромным ножом и насаживает пластами на метровый вертикальный вертел. Он говорит, что у меня очень доброе и белое сердце, они все так говорят.

У Амира болит правая щиколотка, и он почти всегда стоит на одной ноге, и это очень смешно, потому что он похож на огромного мохнатого доброго медведа с большими усами. Стоящего на одной ноге.

Теперь ему неудобно стоять так, и он уселся попой на прилавок, уложил меня грудью на свои колени, и все еще держит меня за волосы. Сгреб ладонью обе мои ладошки и держит горячо так и спокойно.

Я теперь не вижу двоих других, они за моей спиной.

Низар..

Я знаю, он долго ждал. Приходил в гости, хотел послушать мои истории, но, как и все, просто рассказал свои. Много всякого рассказывал, один раз ручку поцеловал, прощаясь.

В другой раз пришел и, увидев забытые наручи, привязаные абы чем к изголовью кровати, попробовал намекать да мурлыкать, но не вышло совсем. Портрет мужа с ухмылкой навесает над диваном, и бедуины боятся его шоколадной кожи, как тараканы дихлофоса. Или как коты пылесоса. Не важно, главное - уважают собственность.

Но еще больше уважают русскоязычных замужних женщин, которые почему то не дают.Разведка сработала и все бедуины на работе стали относиться ко мне еще теплее, очень подчеркнуто по братски.Все они женаты, кроме Мухаммада - он женится в Июле, иншалла.

Я точно знаю, хоть и не вижу, что это руки Низара опуспились на мое надпопье.

Его тонкие, жилистые пальцы - я их запомнила, я хорошо запоминаю руки.

Он играет со мной так, что я понимаю - все это затеяли ради него. Он не торопится.

Я сказала тогда, когда он был у меня в гостях, что предпочитаю не давать по причине социальной аккуратности. А теперь он с бедуинской вежливостью обеспечил мне одобрение общества и собирался выебать, как сучку, прямо здесь, на коленях Амира, который меня не отпустит, я знаю. Я знаю, потому что видела, как он достал из кармана шароваров специально для меня приготовленый Дурекс и протянул Низару молча, когда тот уже ткнулся было горячей головкой в мои губки.

Если совсем честно, то на этом самом месте, т.е, когда я дописала предыдущую строку, в гости пришел Низар. И только что ушел, три часа спустя. Поблагодарил за подправленое настроение. Мы беседовали. Он спросил, что это я там пишу на компьютере, и я честно сказала, что пишу фантастическую историю про него, Амира и Мухаммада.

Он посмеялся и больше не спрашивал. Сказал еще, между прочим, что в прошлый раз был пьян и что больше не повторится и все такое.

Но вернемся в ту замечательную минуту, когда презерватив уже натянут и.. нет. Теперь мне уже не хочется фантазировать про это. Лучше немного Темы.

Для этого оставим только Амира, остальных благодарим за столь упоительное участие в фантазии.

Амир, значит.

Благо я уже перекинута через его колено, но на прилавке.. нет, лучше там, в той комнате, где он колдует над мясом. На той табуретке, где я обычно сижу. И что бы там было чисто, как после закрытия, и никакого мяса и вобще еды. Значит, он сидит на табуретке в той комнате, а я стою перед ним, таким взрослым, огромным и усатым медведом. Он смотрит мне в глаза и говорит со мной спокойно, как всегда, даже когда я что то делаю плохо или неправильно или, возможно, ленюсь. Ему скоро будет 50, а все остальные бедуины младше его на много, от 35ти до 19ти, и он там работает уже 15 лет, а они - не больше двух. Им перепадает от него за любую мелочь - по шее, по жопе, по рукам да по щекам, и они только опускают глаза и ойкают "Ах, абуйа!!" - Папочка, значит..

Но ведь и я "дочка" - йа бинти, значит и меня можно... так.

Он держит меня за руку и смотрит в глаза, говорит спокойно и строго - не хочется придумывать, за что он недаволен мною, но мне в любом случае жутко стыдно, и я смотрю вниз, на его колени, заливаясь краской.

- Ты хорошая девочка, но сегодня ты ленилась. Так нельзя, от тебя зависят многие люди воруг тебя, если ты ленишься - им гораздо сложнее делать и так тяжелую работу.

Разве так можно, йа бинти?

- Мне очень очень стыдно, я не хотела... - не выразить словами даже десятой части того, что я чувствую, - я не хотела..

Он молчит, пристально глядя в мои глаза. Поверил, видать - голос смягчился, пожалел, - Иди ка сюда, - и снова перегнул через колено. Прощать. Стыд искуплять.

Я только вцепилась обеими руками в его штанину, прижалась крепко, а он стянул с меня рабочие джинсы с трусиками, перехватил левой рукой мою шею и прижал меня к колену, а правой начал шлепать, да так, что уши заложило и сразу стало больно-пребольно, а не больно-приятно.

- Не ленись, - отчитывает он, шлепая быстро и ритмично, - слушайся старших! Будь хорошей, послушной девочкой! - а я только скулила, а потом визжала, а потом даже заревела. После этого он довольно скоро остановился - простил, видать. Только шею мою не отпустил, и я не расцепила пальцев, не могла заставить себя выпустить его штанину из кулачков, и плакала жалобно, прижимаясь все крепче, только у него прося прощения, милосердия и защиты.

Он поднимает меня и усаживает на свои колени, обнимает так крепко, что все слезки сразу высыхают и остаются только редкие всхлипывания, на всякий случай, что бы не перестали утешать.

У него нет дочерей, только сыновья. А с ними, конечно, можно по всякому, и строго, и по шее, и по жопе, и по рукам, да по щекам, но после "Аххххх!!!!!! Абуйа..." они быстренько шмыгают подальше от его тяжеленной ладони.

Он покачивается вместе со мной всем торсом, а я прижимаюсь и шепчу стыдно и горячо:
- Ахх, абуйа...

Вобщем, хотелось разврата, а получилось как всегда - про пажопе.

 
Tags: Тема
Subscribe

  • Порнушко

    Woodman Castings это настолько хорошо, аж пофиг, что попы девчачьи :)

  • Боян, ну и што :)

  • Свитч

    Желанье вручить свою душу другому - Всего лишь тоска по забытому дому, Всего только поиски Бога-отца, Которым, по сути, не будет конца. Желанье…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments